В объективе – Сирия

Недавно я прибыл из Сирии, где находился по приглашению правительства Сирийской Арабской Республики. Наш путь лежал через Ливан, так как воздушное пространство этой страны закрыто рядами государств, среди которых Саудовская Аравия, Турция, США и страны Западной Европы. Для того, чтобы попасть в Дамаск из России, необходимо прибыть сначала в ливанскую столицу Бейрут, а оттуда наземным транспортом добраться до Сирии. Либо же воспользоваться весьма неудобным способом: дождаться воскресенья и в этот день, раз в неделю, из Москвы летают самолеты прямиком до Дамаска через территорию Ирана и Ирака. Однако этот путь не только долгий, но и опасный, т.к. часто бывают случаи, что в Ираке требуют приземлиться для досмотра багажа и пассажиров…

Дамаск – город контрастов

«Антитопор», как вы заметили, с недавних пор вышел за грани армяно-азербайджанских отношений. Мы живем в мире информационной войны и в правде нуждаются не только эти самые армяно-азербайджанские отношения, но и происходящее в мире в целом. Возможно, именно это и явилось первопричиной того, что мы, антитопоровцы, оказались в нужное время и в нужный час в Сирии – самой огнеопасной зоне мира. Прибыли, чтобы собственными глазами увидеть и собственными ушами услышать о происходящем в этой стране, узнать и о судьбе армянской общины Сирии – старейшей в мировом армянстве.
Тем, кто оказывается в Дамаске в эти дни, может показаться, что войной в этой стране не пахнет. Дамаск живет своей обыденной жизнью: люди работают, студенты и школьники учатся, открыты для посетителей многочисленные магазины, кафе, рестораны, ночные клубы и даже аквапарки. Надо признать, что Сирия была и есть светской страной. О войне напоминают лишь патрули вооруженных людей на улицах Дамаска, которым приходится в целях безопасности останавливать машины для осмотра. Снимать патрули запрещено. Опять же во избежание информационных атак со стороны недружественных Сирии государств. Случается так, что некоторые иностранные журналисты, фотографируя вооруженных солдат на улицах Дамаска, представляют их в своих СМИ в качестве злодеев, людей Асада, которые якобы направляют дула своих автоматов на мирных граждан Сирии.
Надо признать, что Сирия с 2011 года справлялась в одиночку с бандами террористов из ИГИЛ и Джавхад ан-Нусры (террористические организации, деятельность которых запрещена на территории Российской Федерации). Последние являются сирийским филиалом Аль-Кайды и негласно спонсируются саудитами и Катаром. Спонсорство, разумеется, связано с убеждением, что руками так называемого Исламского государства и Джавхад ан-Нусры можно будет уничтожить Асада, а значит и установить свой распорядок в Сирии – столкнуть лбами суннитов против шиитов, алевитов, а затем их вместе взятых натравить на христиан.
Лозунг «Алевитов в могилу, христиан в Ливан» широко популярен среди исламистов и является чуть ли не основным слоганом антиправительственных бандформирований Сирии. Тем не менее, тысячи сирийцев независимо от пола и возраста, религии и национальности, берут в руки оружие и защищают свои города, кварталы, дома от пришельцев. За четыре года убито 230 тысяч сирийцев. Разных вероисповеданий и национальностей. Свыше 60% территории Сирии под контролем исламских террористов. Удивляет, как сирийцам удавалось вообще воевать с террористами все эти годы, учитывая, что техника в этой стране – советского производства и для нас является музейными экспонатами. И вот на этих ветхих истребителях и танках сирийцы умудрялись наносить удары врагу, как с земли, так и с воздуха.
Поэтому весть о том, что Президент России Владимир Путин принял просьбу Башара Асада начать воздушную операцию против ИГ, сирийцы восприняли с восторгом. Ибо это может оказаться последней, завершающей, фазой войны в Сирии. И об этом я сказал в интервью сирийскому телеканалу «Ас-Сана» буквально за неделю до начала операции российских военно-воздушных сил. Сказал, не задумываясь, дабы взбодрить телезрителей. Но слова оказались пророческими. Чему я несказанно рад.
Находясь в Дамаске, мы встречались со многими людьми, как из власти Сирии, так и обычными простыми гражданами. В Сирии нет проблемы межрелигиозных отношений, нет проблемы так называемого «режима Асада». Нет и не было. Об этом говорят все. А уж тем более пострадавшие физически от рук исламских террористов, которые не щадят мирных жителей – ни стариков, ни детей, ни женщин.
Я побывал и в Дамасском госпитале, который заполнен до отказа ранеными и увечными из северных районов Сирии, захваченных террористами. Увиденное и услышанное не может оставить равнодушным ни одного человека со здравой психикой. И, несмотря на испытания, через которые прошли эти люди, они остаются мужественными – и 23-летняя Аждар из Хамы, за ступни которой борются врачи, и 13-летний Мансур, лишившийся обеих ног, и одинокая вдова из Ракки, потерявшая мужа и трех взрослых сыновей. По ее словам, если бы у нее был еще один сын, то не противилась бы, если и он взял бы в руки оружие и защищал родную землю. Именно они и тысячи других граждан Сирии и есть настоящие герои своего Отечества. Они же и есть истинные сирийцы. Но никак не те, кого нам показывают в СМИ – тысячи «беженцев-сирийцев», которые якобы бегут от режима Асада в Европу. За пределами Сирии мало кто знает, что только от 5% до 10% из этих самых «евробеженцев» – граждане Сирии. И бегут они не от Асада, а от исламистов из районов, захваченных ИГ. Турция принимает их у себя, затем направляет дальше в Европу. Остальные 80% беженцев – мечтатели о лучшей жизни, граждане Афганистана, Пакистана, Египта, Чада, Сомали, которые воспользовались распростертыми воротами Европы и мчатся туда, выдавая себя за сирийцев. Европа знает об этом. Но закрывает глаза. В информационной войне все средства хороши. Чем больше людей покажут, бегущих от Асада, тем лучше. Европейцы готовы даже платить таким халявщикам и предоставлять убежище. Если внимательно присмотреться к евробеженцам, то можно заметить, что большая часть из них – молодые люди. Почему же они бегут? Почему не в строю? Почему не воюют против Асада на стороне террористической оппозиции или против последней? Да потому что Сирия не их страна. Настоящие же беженцы, кроме тех считанных процентов, находятся на юге Сирии, который подконтролен правительственным войскам, и в Ливане, стране, предоставившей палаточные лагеря. Около 5% покинули Сирию, перебравшись в Канаду, Европу, арабские страны и Армению.

Сирийское армянство в строю

Находясь в Сирии мы, естественно, поинтересовались судьбой старейшей на Ближнем Востоке армянской общины. Некоторые из представителей общины покинули Сирию. Одни перебрались в Армению, другие в Ливан, третьи в иные страны. Но большая часть армян осталась в Сирии. И об этом мы расскажем в следующем номере газеты «Нахичевань-на-Дону», в публикации моего интервью с главой Армянской Апостольской церкви Сирии, епископом Армашем Налбандяном, которого я посетил в армянском квартале Дамаска Баб аш-Шарки (Западные ворота).
По иронии судьбы армянский квартал расположен в 700 метрах от занятого Джавхад ан-Нусрой района. Оттого там часты перестрелки. Однако квартал хорошо защищен как войсками правительства Сирии, так и самими армянами. Здесь же расположена и штаб-квартира Дашнакцутюн, в гостях у которых я тоже побывал. Сирийские дашнаки произвели на меня приятное впечатление. Так сказать, от них веет классикой: здоровый национализм, философское мышление, политическая подкованность, взвешенная позиция в международных и внутриармянских вопросах… Большая часть из них – интеллигенция. Они издают семь газет, кроме того на территории Сириии распространяются две ливанские газеты на армянском языке «Аздаг» и «Арарат». Имеют свои школы начального образования на армянском языке. Да и офис весьма добротный – в самом центре квартала и с прекрасным внутренним двором с фонтаном и галереей из портретов видных политических армянских деятелей начала XX в. Кстати, весь второй этаж офиса – это без малого 12 комнат – отданы армянским семьям-беженцам из Алеппо.
Примечательно, что, поднимая вопрос о происходящем в Сирии, дашнаки, как, впрочем, и все сирийское армянство, раздражаются, когда армян особо выделяют среди остального населения Сирии. Отказываются говорить только об армянах.
– Да. Мы армяне. Но мы и сирийцы. И то, что происходит в нашей стране – это наше общее горе, – говорят дашнаки. – Сейчас такое время, когда не нужно делить людей на армян, маронитов, сунитов, алевитов… Трудное время. И говорить о каждом в отдельности нельзя. Необходимо сохранить все то лучшее в Сирии, что было до войны. А после того как закончится война, заново пересмотреть все наши просчеты и недостатки, чтобы больше никогда не пролилась кровь на этой древней земле.
Кстати, сирийские дашнаки тщательно отслеживают и происходящее на линиях фронта НКР и Азербайджана. По их словам, если и случится худшее, если Азербайджан таки снова развернет войну против Армении и НКР, то армяне Сирии, как и Ливана, Иордании, Ирака, Египта готовы будут прибыть на историческую родину и защитить Отчизну. И не только армяне, но и их арабские друзья, соополченцы. «Слава Богу, опыта у нас уже достаточно. Ближний Восток нас закалил», – говорит Овсеп Тосунян, один из членов «Дашнакцутюн».
К сожалению, возможности газетных полос не всегда дают развернуться автору и выложить весь запас информации. То, о чем я вам поведал, – лишь малая толика того, чем хотелось бы поделиться. Более подробную информацию о Сирии, о Маалюле, в которой мне удалось побывать, об армянах Сирии и т.д. вы узнаете через несколько недель на интернет-портале «Антитопор», где выйдет телерепортаж о поездке.
А в заключении хотелось бы поблагодарить председателя РРОО «Нахичеванская-на-Дону армянская община» Арутюна Сурмаляна, армянскую общину города Ершова Саратовской области, ОО «Народная память» Лазаревского района Сочи, десятки подписчиков «Антитопора» за то, что оказывают финансовую поддержку нашим соотечественникам в Сирии, оказавшимся в беде. Вся собранная сумма была передана нуждающимся семьям поровну. Спасибо всем, кто откликнулся!
Вадим Арутюнов,
Сирия, Дамаск

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>