Об азербайджанской топонимике и не только

Мы уже разбирали армянские наименования географических местностей: топонимы, гидронимы, оронимы и пр. Говорить о топонимике вынудила все та же азербайджанская топорная историческая наука, которая пытается выдавать Армению «Западным Азербайджаном», ссылаясь на азербайджанские наименования городов, сел, озер, рек, гор в определенный отрезок истории Армении. В прошлый раз мы разобрали эту тему, ссылаясь, как обычно, на факты и независимые источники. Автор этих строк рассказал, что если Севан и назывался Гекчаем, то не больше 200-250 лет, начиная с конца XVI и до нач. XIX вв. Аккурат в тот самый исторический период, когда шах Аббас переселил всех армян из Армении вглубь Персии и на их место стал заселять регион тюркскими шиитскими кочевыми племенами, которые и переименовывали на свой лад всю армянскую топонимику края. В том числе и озеро Севан.

Когда в Азербайджане говорят о Севане, как о Гекчае, то демонстрируют карту, изданную в Эдинбурге в 1882 году. Все верно. Тогда-то Севан и назывался Гекчаем. Однако, когда Восточная Армения в том же XIX в.
отошла к Российской империи, армяне снова стали репатриироваться на историческую родину и возвращать родным местам прежние названия. Этих самых «прежних» побаиваются в Азербайджане и оставляют исторические карты региона без внимания. Ведь в «догекчайский» период, до XVI в., когда тюркскими шатрами в регионе и не пахло, карты указывают, что Гекчай называется Севаном, Севанком, Севанаванком (в пер. с арм. — «Черный монастырь», расположенный близ озера). Озеро называлось и Гегаркуни… Во всем этом можно убедиться, если взглянуть на ряд карт, изданных в разных странах мира. Например, на карту Гиойма Делиля 1723 г. А для пущей убедительности можно также заглянуть в словарь Эфрона и Брокгауза, в эпоху которых Севан еще назывался Гекчаем. В статье об этом озере авторы пишут: «Гокча в древности у армян —
Гегаркуни, Севан».
Впрочем, чего это мы снова об Армении? Не будем повторяться и защищаться. Пришло время нападать. Нападать на тех, кто покушается на Армению и ее древнюю топонимику, но при этом на своей территории не имеет ни древней, ни средневековой азербайджанской топонимики. Предлагаю проехаться по Азербайджанской Республике и ознакомиться с краем. Но для начала небольшой экскурс по топо-гидронимам России.
Топонимы, гидронимы, оронимы и прочие названия географических объектов действительно могут пролить свет на многие вещи. Они способны рассказать не только об истории края, но и о коренных жителях, населявших в то или иное время регион. В определенном смысле топонимика не только не уступает археологии, но и способствует ей. К примеру, если взглянуть на карту России, то по названиям рек и озер легко можно узреть, откуда начиналась Русь. Чем ближе к Киеву, тем больше славянских наименований. Чем дальше — тем меньше. Например, с Поволжья начинаются финно-угорские наименования, говорящие о том, что аборигенными жителями этих мест являлись народы финно-угорской группы — марийцы, мордва, удмурты, карелы, коми, водь, ижорцы… Именно им принадлежат наименования географических объектов, далеких от славянского слуха: Волга, Ладога, Онега, Ваенга, Кондопога и пр. Где «га» на языке финно-угров означает «вода». Поэтому многие реки и озера западной части России оканчиваются на «га». Также населенные пункты — Кандалакша, Костомуша, Ропша, Сыктывкар, Вуктыл и т. д. — тоже из той же финно-угорской серии. И так до Урала.
Далее, начиная с Восточной Сибири и до Алтая, Саян мы встречаем тюркские, татарские топонимы и гидронимы. Среди них Байкал, Енисей, Алтай, Кызыл, Кош-Агач, Ак-Довурак, Еткуль…
Еще дальше, на российском Дальнем Востоке, топонимика тунгусо-маньчжурских и других народов Севера: Дземги, Нерюнгри, Анадырь, Алдан, Джугджур, Тунгор…
Ну и Краснодарский край России, который усеян адыгскими названиями от Кубани до всего Черноморского побережья: Сочи, Хоста, Кудепста, Шепси, Лоо, Майкоп, Туапсе и пр.
Разумеется, я имею в виду старейшие названия. Не те, которые образовались в годы Российской империи или Советской власти.
Ну что же, теперь об Азербайджанской Республике.
Давайте заглянем сначала на Апшеронский полуостров, где расположена сама столица Азербайджана — Баку. Вся старейшая топонимика Апшеронского полуострова имеет ираноязычные названия, конкретно татские. Таты — ираноязычный народ и старейшие жители Апшерона. Начиная с самого Апшерона, который переводится с татского как «соленая вода» (ab — вода, şeron — соленый), и кончая самим Баку, имеющим также ираноязычное происхождение, который именовался Бадкубе, что в переводе — «ветренный».
Если заглянуть вглубь Апшеронского полуострова, то мы увидим массу старейших населенных пунктов, имеющих тоже ираноязычные татские названия. Это Новхана, что в переводе — «новый дом», «новое жилище»; Говсаны — «храм коровы» (gov — корова, sane — храм); Бузовна — «бычий» (buz — бык); Маштага — «место Машдака» (Ахура-Мазды); Мардакан (от татского mardak — мужчина)… Далее Рамана, Загульба, Забрат, Хурдалан, Сурахане, Балахане… Все они основаны в древние времена, имеют ираноязычные корни и несут в себе названия зороастрийских богов, месяцев, дней и пр.
Следующий пласт топонимов Апшеронского полуострова был уже арабский. Ислам с арабским халифатом наложил в регион наименования уже арабского происхождения. А вместе с ними и еще один иранский пласт. В XI-XII вв. на Апшероне стали возникать географические объекты Фатмаи, Шубаны, Пиршаги (Пиршахи), Мухаммади, Амираджан, Ходжасан, Хукмали, Бина, Шубан…
Тюркские топонимы на территории Апшеронского полуострова если и есть, то они возникли за последние 200-300 лет. Однако их на полуострове незначительное количество, в связи с тем, что тюрки современного Азербайджана хоть и переселились севернее Аракса в XV-XVI вв. на ПМЖ, тем не менее до XIX в. основной ареал их обитания были Кура-Араксинская низменность и вся Муганская степь. Поэтому азербайджанские (тюркские) топонимы на Апшероне можно сосчитать на пальцах: Беюк шор, Сабунчи, Карачухур, Гюнешли, Кишлы, ну и еще несколько географических объектов, возникших за последние 200-300 лет, а то и позже.
Ну и, наконец, самые поздние време-на — годы Российской империи и советской власти. В это время на Апшероне возникли хорошо знакомые русскому слуху Монтино, Фиолетово, пос. Разина, пос. Серебровского, «Черный город» и т. д.
Теперь давайте заглянем на север Азербайджанской Республики.
Если обратить внимание на старейшие города и населенные пункты этого региона, то не нужно обладать великолепным слухом и лингвистическими способностями, чтобы определить, насколько далеки эти топонимы от тюркизмов и азербайджанизмов, в частности: Мингечевир (Мингечаур), Барда, Шемаха, Габала, Гусар (изначально Кусарвац), Губа (изначально Хобота), Шеки, Загатала, Самух, Лагич… Все эти топонимы образовались задолго до прихода тюрок в регион и имеют кавказоязычные происхождения автохтонных народов края — лезгин, ингилойцев, аварцев, табасаранцев, цахурцев, удин и пр. Многие вышеперечисленные топонимы севера Азербайджанской Республики ведут свое начало со времен Кавказской Албании (II в. до н. э. — I в. н. э.),
которая располагалась в этих местах с кавказоязычным населением. Как и на Апшеронском полуострове, позже сюда стали проникать названия сначала иранского и арабского происхождения, затем и тюркского — самого молодого пласта, не считая российский. Соответственно, населенные пункты северного Азербайджана тюркского происхождения — Исмаиллы, Пиркули, Галаалты, Агдаш, Туран, Гейчай, Огуз — одни из молодых топонимов региона. Кстати, среди всей этой топонимической мозаики «азербайджанского севера» расположен город Хачмаз. Как сообщает нам русский историк, действительный член Академии наук и государственный деятель России нач. XIX в. Петр Григорьевич Бутков, оставивший заметку о Хачмазе («Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год», СПб., 1869 г. (глава 19, стр. 94): «В XVIII веке селение наряду с деревней Бебели принадлежало к мушкурскому округу, имело армянское население и состояло из 52 дворов». Видимо, армянское население Хачмаза и предопределило название города.
Далее — Муганская степь. Она находится к востоку от Карабаха, к юго-востоку от Куры. Иначе говоря, между Карабахом и Талышскими горами. Здесь замечательные луга, которые притягивали кочевников со своими стадами. Тот же П.Г. Бутков в тех же «Материалах для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год» (глава 19) пишет: «Сверх того кочующие на Моганской степи курды и шайсеваны (имеются в виду шахсевены —
тюркское племя, одноплеменных составляющих азербайджанской нации, — прим. авт.), зимою приходящие в землю сальянскую со своими стадами, в 1728 году поддались в подданство России и состояли в оном по 1732 год, по уступлении Гиляни шаху Тахмаспу. Курды живут при реке Араксе, на Моганской степи, по которой и зовут их моганцами. Шайсеваны имеют свои жилища вверх по реке Куре. Оба народа были в то время смирны, питались от скотоводства и кочевали в кибитках».
Заметьте, «оба народа… питались от скотоводства и кочевали в кибитках». Спрашивается, как же они долму придумали без виноградарства? Но сейчас не об этом.
Итак, старейшая топонимика Мугани, как и сама Мугань (или Муган) имеет иранские корни. Сюда же входят топонимы Ширван, Сальян, Пирсаат, Сарван, Самадабад, Сабирабад и др. В поздние времена, с началом эпохи тюрок-кочевников и далее Российской империи, стали возникать такие топонимы, как Имишли, Хыллы, Баят (от кочевников баятов), Саатлы… Образовалось и русское селение Новотроицкое.
Теперь обратимся на самый юг Азербайджанской Республики —
край, где веками живет аборигенный ираноязычный народ — талыши. В античности талыши назывались кадусиями. Их ареал простирался по юго-западу Каспия — от современной Азербайджанской Республики до иранского Ардебиля и Гиляна.
Топонимика талышского края на 95% ираноязычная, талышская. Тюркские топонимы не успели пустить свои корни. В Российской империи кочевых тюрок, как и оседлых, здесь было в меньшинстве. Видимо, в этом и причина почти полного отсутствия азербайджанских тюркских топонимов талышского края. К примеру, в крупнейшем в регионе талышском городе Ланконе в XIX в.
армян, евреев и русских было куда больше, чем тюрок. И данные указаны в одном из томов «Кавказского календаря 1897 года» в статье о Ланконе. Поэтому такие географические объекты края, как Ланкон (или, как его еще называют, Ленкорань), Масаллы (по названию древнего иранского племени масалов), Астара, Лерик, Чайруд, Сийов, Бради, Бобла, Пинсар, Арчиван, Гиркан и др., несут в себе исключительно ираноязычные составляющие. Исключением является лишь Ярдымлы, имеющий тюркский топоним в связи с тем, что, исходя из данных того же «Кавказского календаря», но уже на 1915 год, «…в селении Ярдымлю Ленкоранского уезда Бакинской губернии проживало 145 человек, в основном азербайджанцы, указанных в календаре как «татары». Также Кызыл-Агач и Балычыклар, возникшие уже при Советской власти в Азербайджанской ССР.
Перенесемся в азербайджанский анклав — Нахичевань. Лично я люблю этот край по той причине, что он показательный пример армянофобии в Азербайджане, который всячески уничтожает армянскую топонимику, разменивая ее на тюркскую, азербайджанскую. Нахичевань — бесспорная часть исторической Армении. Мы не раз приводили исторические карты. И не «липовые», как это делается в Азербайджане. К тому же немецкий профессор Макс Фасмер в своем «Этимологическом словаре» находит топоним Нахичевани от древнеармянского Нахиджаван — «местечко Наха». Возможно, имеется в виду Ной, ковчег которого остановился недалеко от этого края. Также об армянском корне края и его принадлежности Армении говорит иудейский историк I в. н. э. Иосиф Флавий. В качестве места высадки Ноева ковчега он упоминает топоним «Апобатерион» (греч. Αποβατήριον), что грамматический буквальный перевод армянского Нахиджеван (арм. Նախիջևան) означает «место высадки» и идентифицируется с Нахичеваном.
Флавий сообщает также об этническом составе края: «Через семь дней Ной выпустил с тою же целью голубя… Принеся затем жертву Господу Богу, он вместе с сородичами своими устроил жертвенный пир. Это место армяне называют «местом высадки», и до сих пор еще туземцы показывают там остатки, сохранившиеся от ковчега».
Об армянской Нахичевани сообщают также немецкий филолог Г. Хюбшман, русский географ Е.М. Поспелов и многие другие. И это исключая армянские источники. Здесь уместнее было бы напомнить, что Нахичевань была передана Азербайджанской ССР в качестве автономной республики в 1921 г.
Сегодня кроме самого
топонима «Нахичевань» (аз. Naxçıvan) в этой автономной республике не осталось ни одного армянского топонима. Однако если обратиться к современным тюркским топонимам края, то можно убедиться, что названия эти возникли аккурат не позднее 300 лет назад, когда тюркские племена стали оседать и называть географические объекты на свою фонему. Переименования были и в советский период.
То же и с Карабахом! Если бы регион не спасли армянские меликства, Российская империя и, в определенном смысле, СССР (Советский Союз хоть и передал Карабах Азербайджанской ССР, однако, надо отдать должное, не переселял армянское население Карабаха в Армянскую ССР). Это обстоятельство и сохранило ряд армянских топонимов, среди которых Мартакерт, Мартуни, Тертер, Беркадзор, Гиши, Мушкапат, Вазгенашен, Амарас, Гандзасар, Тагавард, Чартар, Варанда, Бердзор и т. д. Все остальные населенные пункты, имеющие иранские, тюркские и смешанные ирано-тюркские наименования, возникли позже. Карабахские топонимические пласты складывались так же, как и в других регионах современного Азербайджана. За исключением того, что, как и в Нахичевани, первым пластом является Армянский. И далее по возрастающей: 2. Иранский пласт; 3. Тюркский и Тюрко-иранский пласт; 4. Российский/Советский пласт в качестве самого позднего. Например, название «Карабах» (смешанное тюрко-иранское «черный сад») стало появляться с ХV века взамен армянского «Арцах». В эту эпоху регион вошел в состав туркменских государств Кара-Коюнлу и Ак-Коюнлу. Эти государства в истории принято называть туркоманскими, так как династии их правителей и армии были выходцами из Средней Азии. В Азербайджане неохотно об этом говорят, так как к турк-менам в Азербайджане относятся как к «второсортному народу». Зато империи туркменские с превеликим удовольствием приписывают себе. В частности, утверждают, что туркмены и туркоманы — разные народы. Но это не так. Во-первых, и те и другие — одного огузского племени. Во-вторых, в «туркмене» и «туркомане» только фонетическая иллюзия. Туркоман и есть туркмен. Только Türkmen — на тюркских языках, а Turcoman — латинизированная форма слова.
Итак, с наложением на арцахский (карабахский) регион Иранского и позже Тюрко-иранского (смешанного) топонимического пластов стали возникать новые топонимы: Шуша, Физули, Аскеран, Агдам, Гырмызы Базар… Последний, четвертый пласт — Российский/Советский (XIX-XX вв.). В это время в Карабахе стали появляться русские и «пролетарские» топонимы. Например, село Куропаткино, основанное в XIX в., населенное исключительно русскими. Или уже в советский период Шаумяновский район, названный в честь лидера закавказских коммунистов Степана Шаумяна. Надо заметить, что этого пролетария «полюбили» в Карабахе дважды, учитывая, что район носит фамилию С. Шаумяна, а столица республики — имя. Так и стал называться город Степанакерт — «Степановый град». Правда, сами азербайджанцы напомнили, что до того, как Степанакерт стал называться Степанакертом, город назывался Ханкенди — «поселение хана». Однако справедливости ради и мы напомним, что до того как Ханкенди с 1847 г. и стал называться Ханкенди, он с V в. н. э. назывался армянским Вараракн. Об этом пишут и ряд армянских древних и средневековых летописцев, и иностранные ученые, например, профессор Университета Чикаго Роберт Ньюсон в книге «Армения: Исторический атлас».
Вот такими пластами и накладывались географические объекты тех, кто бессовестно называет Армению «Западным Азербайджаном», говоря, что, мол, армяне переименовали азербайджанские топонимы, при том что в своей стране эти самые азербайджанские топонимы возникли много позже, чем сама Армения и армянский народ, и много позже сотен иранских, албанских, арабских, армянских и прочих топонимов.
У армян нет и не было нужды переименовывать старинные города, реки, озера. Даже если бы они имели неармянские составляющие. И нет у армян животной ненависти к туркам и азербайджанцам, как последние желают представить армян другим народностям из корыстных соображений. И доказательством отсутствия ненависти у армян служат сохранившиеся топонимы на территории современной Армении, имеющие тюркские и мусульманские корни: Алаверди, Ахтала, Маралик, Далар, Баяндур, Шамлух, Софулу… Да хотя бы тот же второй по численности населения город — Гюмри, этимология которого от арабского «джумрук» — جمرك, заимствованное турками в качестве Gümrük — «таможня». Так турки прозвали армянский город Кумайри, который на слух турецкий ложился, как Гюмрюк, и находился на стыке Османской и Российской империй.

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>